First Class: Children of Atom

Объявление

Администраторы:
Shonen
Emma Frost
Yvonne Cluzet

Разыскиваются:
Рейвен Даркхольм (Мистик)
Генри Маккой (Зверь)
В игру особенно требуются каноны из Клуба Адского Пламени, а так же Эрик Леншер.
Прием телепатов в игру закрыт.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » First Class: Children of Atom » Прошлое и будущее » [14.08.63] Связи с общественностью


[14.08.63] Связи с общественностью

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Персонажи: Moira MacTaggert, Randal Sallivan
Время: вечер
Место: Нью-Йорк. Центральный парк.
Краткое описание:
Несмотря на то, что Мойре стерли память, в отставку женщина не ушла. И начальство дает ей новое задание: найти молодую и перспективную мутантку Рэндалл Салливан, чтобы уговорить ее работать на ФБР. Но все не так просто, основной целью Гувера является таким образом "заставить" Мойру вспомнить.
Рэндалл вроде и бы не и прочь служить в государственной организации, девушка вообще любознательна и готова учиться. Поэтому она принимает предложение ФБР. Осталось только познакомиться со своим куратором.

0

2

Мойра быстро шла по дорожкам Центрального парка. Нет, она никуда не спешила, просто сказывалась многолетняя привычка. Мойра вообще ненавидела ходить медленно, это даже как-то угнетало. В детстве МакТаггерт носилась, как ураган, частенько сшибая те или иные предметы интерьера, за что на нее вечно ворчали гувернантки и няни. Но Мойра до сих пор ходила быстро. Всегда. Хотя теплый августовский вечер в парке располагал как раз к неспешной прогулке. Но МакТаггерт была здесь по делу, что, впрочем, не мешало ей наслаждаться этим местом и этим вечером. Мойра вообще любила Нью-Йорк, гораздо больше Вашингтона, где располагалась штаб-квартира ФБР.
Женщина вытащила из кармана фотографию, на которой была изображена молодая девушка: Рэндалл Салливан, 21 год, мутант, телекинез и телепатия. Мойра пристально всмотрелась в тонкие черты, у МакТаггерт всегда была плохая память на лица. Память. Ну да. Конечно. Мойра невесело усмехнулась. Ясно, зачем Гувер послал ее сюда. Именно ее. Хотя Мойра совсем не хотела ехать и предложила несколько кандидатур себе на замену. Но нет, договариваться с новоявленной мутанткой послали именно ее. Они надеются, что я хоть что-то вспомню, - Мойра покачала головой, - если бы это было так просто. Ее память во всем, что касалось мутантов была абсолютно пуста. Имена, которые ей называли – Чарльз Ксавьер, Эрик Леншерр, Рэйвен Даркхольм, Себастьян Шоу, Эмма Фрост – ничего ей не говорили. Она не помнила лиц, не помнила событий, связанных с этими людьми, с этими мутантами. Она не помнила ничего. Во всем винили профессора Ксавьера, который после Карибского кризиса исчез, испарился. А ФБР нужно было его найти. Кстати, Карибский кризис Мойра тоже не помнила.
Итак, им зачем-то понадобился мутант. Зачем? Снова хотят создать мутантский отдел при ФБР? Каких только слухов не ходило по этому поводу в штаб-квартире. Некоторые говорили, что да – новый мутантский отдел, мол, теперь, когда о мутантах знают все, грех их не использовать. Другие утверждали, что, наоборот, их будут уничтожать. Или изучать.
Но эта девочка. Мойра снова бросила взгляд на фото. Эта девочка, как ей сказали, сама хотела работать в ФБР, девочка, как ей сказали, была любознательна и хотела учиться. Чему учиться? Быть шпионом? Хотя и чему она-то удивляется? Кто в столь же юном возрасте хотел приключений? И я их нашла, - по губам Мойры пробежала легкая ухмылка.
Столь многое изменилось за прошедший год: мир побывал на грани гибели и открыл для себя нечто новое, неведомое, то, что находилось за гранью его понимания. Мир открыл и…не понял, не пожелал понять. Люди в большинстве своем боялись мутантов. И Мойра, наверное, была с ними солидарна. Ей вот, например, память стерли. Разве это справедливо? Разве это правильно? Начальство говорило, что это сделал Чарльз Ксавьер.
Мойра прислушалась к себе, ловя обрывки воспоминаний, ассоциаций, чувств, связанных с этим именем. Ничего. Пустота. Только, пожалуй, зарождающийся гнев оттого, что какой-то там ученый, мутант возомнил себя невесть кем и чем и стер ее память. Ее! Память! Ее! Воспоминания!
Мойра зло передернула плечами. А теперь ее направили к этой девочке. Рэндалл Салливан. 21 год. Медик. Благополучная дочь благополучных родителей. Всеобщая любимица в школе, университете и дома. Досье, собранное агентами ФБР было более, чем исчерпывающим. Только Мойре не совсем было понятно, почему она должна встретиться с мисс Салливан. Что ей говорить? Уговаривать? Обсуждать условия принятия на работу? С губ Мойры сорвался короткий смешок. Выведать информацию о мутантах? Рассказать о ФБР? Учить ее? Ей толком ничего и не объяснили. Хотя, в общем-то, все понятно: ее направили сюда, чтобы она вспомнила. Только она не вспомнит. Как ни крути. Ничего не выйдет.
Мойра присела на лавочку напротив озера и, прикрыв глаза, подставила лицо ласковому вечернему солнцу.

+2

3

Рэндалл Салливан не терпела многих вещей. Например, Рэндалл совершенно не могла смириться с тем, что двадцатилетняя студентка медицинского факультета может найти работу только в реабилитационном центре, куда толпой текли обкуренные наркоманы и неопрятные алкоголики. Или с тем, что один лишь факт ношение юбки делает ту же, предположим, молодую студентку, объектом для домогательств, которые она к тому же еще и спровоцировала (ношением юбки, конечно же).  И в списке вещей, которые Салливан ненавидела, было еще порядка около сотни пунктов, но на первое место безусловно выходила привычка людей опаздывать на встречу.
И действительно, что может быть хуже того, чем в какой-нибудь прекрасный солнечный день прийти к назначенной скамеечке или дереву и не увидеть никого? Стоять, нервничать по поводу того, придет ли вообще твой мучитель на назначенную встречу и что же, черт побери, что же могло его так задержать?
Эти и еще множество других вопросов задавала себе Рэндалл Салливан, ненавидевшая опоздания. И вот сейчас, именно в этот момент, Рэндалл ужасно опаздывала на назначенную ФБР встречу и с трудом подавляла желание  сделать что-нибудь очень неприятное с полной женщиной, постоянно толкающей обнаженную заднюю часть коленок девушки острым краем пакета. Кстати, метро было еще одной вещью, которую Салливан, мягко говоря, недолюбливала. Наконец терпение мутантки истощилось и, легонько дотронувшись до мощной руки женщины, она ласково пожелала грубой тетке выйти из метро и совершить приятную пешую прогулку до дома, желательно, километров так двадцать.
Протрясясь еще некоторое время в метро, девушка пулей выскочила из вагона и, чуть умерив шаг, чтобы не задохнуться, торопливо зашагала в сторону назначенного места. Постепенно мысли об опоздании и маленькие досаждающие мелочи были вытеснены другими мыслями - девушка гадала, правильно ли она поступила, приняв предложение ФБР о взаимовыгодном сотрудничестве. Не является ли вся эта затея хитро спланированной ловушкой? Я могу сильно обжечься, но могу и сорвать джек-пот. Все зависит от того, чему сможет научить меня этот их агент. А уж что сделаю я..., - на этой мысли Рэндалл усмехнулась. В конце концов, никакого письменного обязательства я не подписывала. Могу в любой момент отказаться, хотя это принесет много проблем. Все-таки, с ФБР шутить не стоит,- рассуждала девушка, близоруко щурясь от заходящего солнца и поправляя красиво причесанные волосы, уложенные в простую на первый взгляд, но, на самом деле, невероятно сложную конструкцию.
Внимательный взгляд девушки сразу зацепил одиноко сидящую на скамейке парка, ничем не примечательную женщину, на вид скромную и миловидную Наверное, это она. Как они сказали её имя? Мойра Мак-Таггерт. Мойра. Также звали древнегреческую богиню Судьбы. Что ж, это весьма символично, - Рэндалл чуть замедлила шаг, желая получше разглядеть женщину и заранее растянула губы в дружелюбной улыбке, которая, как она хорошо знала, придавала мутантке особую невинность и обаяние. Рэндалл не зря была замечательной актрисой, ловко обманывавшей сначала родителей и школьных учителей, а затем университетских преподавателей. Вся фишка в том, что бы никто не ожидал от тебя подвоха, - так рассуждала девчонка, едва окончившая университет Пусть они даже не заподозрят, что ты что-то задумал. И тогда, в нужный момент - раз! И победа обеспечена.
По тому же принципу Салливан и решила согласиться на предложение ФБР сотрудничать. Почему бы и нет? Все может очень даже хорошо устроиться, главное не упустить свой шанс.
Совсем еще неопытная и слабая. Рэндалл надеялась, что знакомство с ФБР даст ей возможность найти остальных мутантов и, возможно, даже заиметь какие-нибудь рычаги давления на вышестоящих.  Конечно, для этой цели можно было воспользоваться своими способностями, но мутантка боялась, что как она может найти других мутантов с помощью телепатии, так и кто-нибудь нехороший и сильный сможет найти её по тому же каналу. Поэтому Рэндалл и хотела тихо посидеть и присмотреться, а потом уже сделать первый, четко взвешенный и расчитанный шаг.
Мойра. Посмотрим, что ты принесешь мне, Агент Мак-Таггерт. Но, знаешь, лучше не пытайся обмануть меня, иначе ты очень-очень пожалеешь, даю слово.
- Агент Мак-Таггерт? Здраствуйте. Мое имя Рэндалл Салливан.

+2

4

Сидеть на лавочке было более чем неплохо. Пригревало солнце, вокруг мирно шумел парк: кто-то проехал на велосипеде по дорожке, усыпанной гравием; смеясь, пробежали дети; послышался звук поцелуя молодой – Мойра была уверена в этом даже с закрытыми глазами – парочки. Картина была мирной. У самой Мойры из головы ушли плохие и неприятные мысли. Настроение стало не рабочим. Ну то есть совсем не рабочим. Абсолютно не рабочим. Пожалуй, было бы приятно, чтобы сидеть вот так до заката, пока не похолодает, а потом медленно направиться по пустеющим аллеям парка в номер отеля, зябко поводя плечами, потому что без солнца начнет стремительно холодать. А потом сказать начальству, что мисс Салливан на встречу не явилась. И даже испытать отчасти садистское удовольствие от разочарования начальства.
Мойра почти мечтала, чтобы Рэндалл Салливан не пришла. Но не судьба или, наоборот, судьба.
- Агент Мак-Таггерт? Здравствуйте. Мое имя Рэндалл Салливан.
МакТаггерт открыла глаза и, полуобернувшись, снизу вверх посмотрела на девушку, стоящую над ней. Агент. Ну надо же. Так ее редко кто называл. Самой Мойре было даже немного смешно, когда ее так называли. Агент – это как из старых книг или черно-белых фильмов. Агент – это что-то жутко таинственное и грозное. Вроде Джеймса Бонда, рассказами о котором она зачитывалась когда-то.
Рэндал была особой миловидной, хрупкой и невесомой. У нее была чудесная располагающая к себе улыбка и яркие глаза, смотревшие прямо и даже с интересом. Пожалуй, мы поладим, - решила Мойра.
Мойра передернула плечами и поднялась, отряхнула с юбки несуществующие пылинки, просто, чтобы немного выиграть время. Ведь ей придется сейчас что-то говорить. Ей придется вести партию – поначалу, по крайней мере. Ведь это она здесь для того, чтобы объяснить молодой и неопытной девушке, чего от нее хотят и чего от нее ждут. Если бы Мойра сама знала, чего ФБР ждет от Рэндалл. Любит же ее начальство давать странные поручения в стиле «пойди туда, не знаю куда; принеси то, не знаю что». А ей приходится выполнять. Хорошо хоть, куда идти МакТаггерт знала. Она едва заметно усмехнулась своим мыслям. Вот что ей говорить? С чего даже начать разговор?
Мойра поморщилась, если уж ее начальство не дало четких инструкций, значит, они сами не знают, чего хотят. Да-да, такое тоже бывало. Вот взять хотя бы эту ситуацию с мисс Салливан: видимо, ФБР нужен мутант, может быть, не один. Для чего? Ну тут вариантов много. Итак, им нужен мутант, которого они пока сами не знают, куда деть. Но нужен! И они его находят. И отправляют к нему кого-то, кто уже имел дело с мутантами. Если бы этот кто-то еще помнил о своих делах с мутантами. Мойра вздохнула. Так вот, возвращаясь к тому, что начальство само не знает, чего хочет. А раз не знает, то будем действовать в соответствии со своими убеждениями. А будут недовольны, то сами виноваты.
- Да, это я, - Мойра протянула девушке руку, - если вы не против, давайте пройдемся. И, - МакТаггерт едва заметно передернула плечами, - если не сложно, называйте меня Мойра.
Женщина пошла по дорожке. Лучше всего было бы начать беседу с личности самой мисс Салливан. Да, досье на девушку было очень полным и хорошим, и наверняка Рэндалл догадывалась или была уверена наверняка, что просто так ее в ФБР не примут. О том, что на каждого жителя США в ФБР есть досье и вообще, что Большой Брат следит за всеми, среди людей ходили легенды. Пожалуй, трепета и некоторого страха перед всесильностью структур не заслонили даже известия о мутантах. Если бы мы действительно были так всесильны. Но и в слухах, сплетнях, рассказах и шуточках тоже была доля правды. А людская молва всегда склонна преувеличивать. Тем не менее, Мойре вовсе не хотелось пугать девушку  пафосными фразами вроде: «Пути назад не будет, если вы примите это решение. Бывших агентов не бывает!» Этот бред не имел ничего общего с реальностью. Конечно, бывших агентов не бывает, но все не так страшно. Уйти в отставку всегда можно. Почти всегда.
- Насколько мне рассказали, - начала Мойра, - вы медик, мисс Салливан. Где вы учились? Какая у вас специализация?
С мутациями и способностями МакТаггерт решила пока подождать, начав с общих вопросов, желая, если угодно, присмотреться к девушке. Миловидная внешность – это одно, но умение вести разговор – совсем другое.

0


Вы здесь » First Class: Children of Atom » Прошлое и будущее » [14.08.63] Связи с общественностью


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC