First Class: Children of Atom

Объявление

Администраторы:
Shonen
Emma Frost
Yvonne Cluzet

Разыскиваются:
Рейвен Даркхольм (Мистик)
Генри Маккой (Зверь)
В игру особенно требуются каноны из Клуба Адского Пламени, а так же Эрик Леншер.
Прием телепатов в игру закрыт.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » First Class: Children of Atom » Архив » [5.11.62] Слуховые галлюцинанции


[5.11.62] Слуховые галлюцинанции

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Персонажи: Moira MacTaggert, Emma Frost
Время: вторая половина дня
Место: отдел внутренней безопасности ФБР, одиночная камера Эммы Фрост и примыкающее помещение
Краткое описание:
  Агент МакТаггерт случайно проходила мимо камеры мутантки Фрост и вдруг услышала голос в голове.

0

2

Сейчас она уже и не сказала бы, что ее занесло на самый нижний этаж в ФБР, где находились камеры преступников. Случайность, была уверена тогда Мойра. Случайность ли? Учитывая последующие события, можно было смело начинать сомневаться в этом. Вообще это была не ее компетенция допрашивать преступников, ни сейчас, когда она была оперативником, ни тогда, когда она была криптографом. Тогда тем более! Тогда она была конторской крысой, как до сих пор говорили у нее за спиной ее враги и завистники. Между прочим, даже сейчас Мойра иногда заходила к ребятам в шифровальный отдел. Они встречали ее с радостью, иногда даже просили помочь. Мойра помогала. Ей всегда нравилось разгадывать загадки.
Сама ли она пришла сюда? Тоже загадка.
Вообще-то она и вовсе не собиралась сегодня в офис ФБР, но как-то так сложилось, что, проезжая мимо здания родного ведомства, не удержалась и зашла. Поболтала с приятелями из «шифровалки», как они ласково называли свой отдел, потом ее перехватил приятель из оперативного отдела. А потом…а потом она зачем-то пришла сюда. Просто вместо того, чтобы нажать в лифте кнопку «первый этаж», зачем-то надавила на «подземный уровень».
Мойра редко бывала здесь. Практически никогда. И лишь один раз это было в связи с Эммой Фрост. После того, как Чарльз и Эрик поймали мисс Фрост, Мойру один раз вызвали сюда, почему-то решив, что она может помочь. Но чем? Чем могла помочь она в деле с человеком, обладающим сверхъественными способностями? Да еще какими! Телепатия, как у Чарльза. Впрочем, Эмма не была человеком, она была мутантом. Очень опасным мутантом. Сильным в своих способностях. И опасным в своей сущности.
Мойру Фрост пугала. Пугала еще и чисто по-женски. Мисс Фрост была очень красива, уверена в себе, она умела пользоваться своей красотой с тем же изяществом, с каким умела пользоваться своими способностями. Красивая женщина на подсознательном уровне всегда соперница, очень красивая женщина – соперница вдвойне. А еще Эмма была не только красива, но и умна, проницательна, хитра. Друг из оперативного отдела рассказал, что ее до сих пор не могли заставить сотрудничать.
Мойра медленно шла по полуосвещенным коридорам. Интересно, обязательно поддерживать здесь полумрак? – даже с некоторым раздражением подумала МакТаггерт. – Для чего это делать? Для создания соответствующей атмосферы? С губ сорвался нервный смешок. Женщине было очень и очень не по себе.
Она уже готова была повернуть назад. Кстати, до камеры Фрост Мойра так и не дошла. Оно и к лучшему. Но…внезапно в голове раздался насмешливый – Мойра уверена была, что насмешливый! – голос:
- Не хотите зайти в гости, мисс МакТаггерт?
Руки Мойры непроизвольно дернулись к вискам, словно желая выкинуть Эмму Фрост из своей головы. Женщина ненавидела, когда Чарльз пытался проникнуть в ее разум, но он был другом, а Эмма отнюдь нет.
- Не стесняйтесь, Мойра.
МакТаггерт, как наяву, слышала чуть ленивые тягучие нотки в голосе Фрост.
Как завороженная Мойра приблизилась к камере Эммы, со смятением и страхом разглядывая женщину за стеклом.

+1

3

В ее камере не было ничего, кроме металлического стула, припаянного к полу, и голых стен, обитых странного вида металлическими плитами с шипами или буграми - кому как удобнее было на них смотреть. Может быть, это было сделано для устрашения, а может, кто-то сказал полицаям, что этот незамысловатый орнамент может помешать ей пользоваться телепатией. Эмме было откровенно лень копаться в мозгах перепуганных агентов, чтобы выяснять подробности. Она действительно не пользовалась своими способностями с тех пор, как оказалась здесь, но дурацкий декор камеры был здесь ни при чем.
  Появление брюнетки из свиты малолетнего гения Эмма почувствовала не сразу. В здании было много народу, и женщина старалась не концентрировать на них свое внимание надолго, чтобы не умереть от приступа зевоты. Но когда Фрост все-таки уловила знакомое сознание, она обрадовалась.
"Не хотите зайти в гости, мисс МакТаггерт?"
  Эмма откинулась на спинку стула и взглянула на стену, за которой было стекло. Когда мисс МакТаггерт подойдет к нему, Эмма сможет посмотреть на себя со стороны. Это полезное умение всегда помогало телепатке держать себя в отличной форме, поэтому она, вопреки всем женским канонам, даже не носила с собой зеркало.
  "Не стесняйтесь, Мойра".
  Фрост чувствовала, что сознание женщины сопротивляется. Чувство самосохранения - очень сильный инстинкт, его даже телепатией не так-то легко отключить. К тому же Мойра знала о том, что могут телепаты, поэтому была настороже. Но любопытство, конечно, оказалось сильнее здравого смысла. Эмма довольно улыбнулась. Шаг, еще шаг, над головой Мойры мигнула лампочка, и она, наконец, оказалась перед стеклом. Эмма бросила сама на себя единственный взгляд чужими глазами и тут же с разочарованием поняла, что Мойра ее почти не видит, потому что кто-то поскупился провести в ее камеру нормальный свет. Тогда она телепатически добавила "яркости" своему силуэту, а стены вокруг затемнила, очень стараясь не переусердствовать, чтобы МакТаггерт ничего не заметила. Потом расправила немного плечи и перекинула ногу на ногу. Эти простые движения заставляли наблюдательницу по ту сторону чувствовать себя неудобно.
"Сесть не предлагаю", - женщина слегка повела бровью в пародии на сожаление.
"Хотела кое-что рассказать. Лично вам. Ваше начальство задает очень много глупых вопросов, но все они не о том", - Эмма постаралась интонационно показать, во что она ставит ФБР вообще и их интеллектуальные способности в частности.
"Интересно?"
  По своему опыту Фрост знала, что те, кто имеет представление, на что она способна, могут почувствовать ее воздействие. Помешать не могут, но почувствовать - вполне. Если Эмма пыталась вытащить из памяти посторонних людей какие-то воспоминания, у них в голове сразу или через какое-то время начинали крутиться отголоски этих воспоминаний - ассоциации и просто случайные обрывки мыслей. Случайный человек не понял, что бы это значило, но знающий мог сопоставить. Телепатка не знала, обладает ли дар ее "коллеги" Ксавье таким же изъяном, хотя, судя по тому, что удалось выжать из генералов ФБР, он умел работать "чисто".  Это было обидно, но, впрочем, не смертельно. Чтобы вытащить нужную информацию и не вызвать подозрений, нужно было просто завести с человеком разговор на нужную тему: тогда ассоциации возникнут в мозгу сами собой, и ничего подозрительного в этом не будет. Все гениальное, как известно, просто.

+1

4

Любопытство, как известно, кошку сгубило. Кошкой себя Мойра не чувствовала, скорее уж мышкой. А вот Эмма была уверена в себе, это сквозило в ее непринужденной позе, это сквозило в выражении ее лица – презрительном и надменном, это сквозило в ее голосе, который звучал у Мойры в голове. Это ощущение было уже знакомым, но продолжало оставаться странным и неприятным. Наверное, она никогда не сможет привыкнуть к этому. Да и не стоит к такому привыкать! Нечего позволять всем и каждому копаться в своей голове! Только как этому противостоять? А никак. Осознание собственного бессилия пугало и раздражало. 
Мойра передернула плечами, гадая, зачем же она понадобилась мисс Фрост, и Эмма не стала томить ее, голос в голове произнес:
"Хотела кое-что рассказать. Лично вам. Ваше начальство задает очень много глупых вопросов, но все они не о том"
В голосе Эммы отчетливо слышалось презрение к начальству Мойры, ну а что еще ждать от нее? Вряд ли ее начальство могло показаться ей достойным внимания, интереса, а уж об уважении и говорить нечего. И Мойра, пожалуй, готова была согласиться с тем, что иногда высшие чины ФБР, ведущие допрос, задают вопросы не по делу. Они порой так делали с обыкновенными преступниками, а тут мутант, иное существо, которое хоть и было человеком, но не до конца. Просто никто в ФБР еще не сталкивался с таким. Да, они знали, чего хотят. Узнать о планах Шоу, узнать, где он. Но только, как этого добиться? Ясное дело, что обыкновенные методы тут не подходили. Но искать необыкновенные времени не было. А значит, приходилось…импровизировать.
Чем Мойра сейчас и занималась. Инициатива наказуема. МакТаггерт вообще не должно быть здесь. Если Гувер узнает, что женщина была здесь, более того, беседовала с Эммой Фрост, минимум, что ей грозит, так это выговор, а как максимум отстранение от этого дела ну или даже увольнение. Мойра надеялась, что до максимума не дойдет. А выговор – это ерунда. Начальству необходимо время от времени покричать и потопать ногами. Так начальство в полной мере осознает собственную значимость. А может быть, никто ничего не узнает.
Мойра понимала, насколько глупым будет сейчас уйти. Тем более, что Эмма ее зацепила. Мойре действительно стало интересно, что же такое хочет сообщить ей мутантка. И почему именно ей? И сообщить ли? Или же Эмме Фрост просто стало скучно, и она решила развлечься, поболтав с человеком, который случайно оказался здесь, потянув время, поиграв с мисс МакТаггерт? Мойра вновь ощутила себя мышкой.
Когда она будет в моей голове, я почувствую? Воздействий Чарльза МакТаггерт не ощущала, скорее всего и воздействия Эммы она не ощутит. Будем исходить из того, что она в моей голове, и…И что? Контролировать мысли – это вовсе не то, что контролировать слова. Можно сказать, что контролировать мысли практически невозможно. Нельзя сказать себе: «Не думай об этом!» Когда ты так говоришь, ты уже об этом думаешь! И в этом вся сложность. Хорошо, будем исходить из того, что она в моей голове, и я как на ладони, полностью открыта.
И снова мелькнула мысль о том, чтобы уйти. Но Мойра чувствовала, как азарт, интерес охватили ее. Женщина поняла, что никуда не уйдет.
"Интересно?"
- Разумеется, - ответила Мойра; и какой смысл лгать? Эмма все равно уже прочла ее интерес, поняла ее колебания. Мойра досадливо поморщилась. Сложно разговаривать с человеком, который наперед знает все твои слова.
- Я все же буду говорить вслух, - произнесла Мойра, - так как-то привычнее.
А еще это создает иллюзию закрытости, и как следствие, иллюзию уверенности. Пожалуй, сейчас Мойра даже немного пожалела, что она не мутант. Ее мысли все равно были бы открыты для Эммы, но она была бы в какой-то степени на равных с мисс Фрост.

Отредактировано Moira MacTaggert (2012-05-07 22:16:56)

+1

5

"Будем исходить из того, что она в моей голове", - рассуждала про себя Мойра, и Эмма еле удержалась от того, чтобы бросить что-нибудь вроде "Умная девочка". Но удержалась по единственной причине: Мойра была ее старше, Мойре было уже за тридцать, и не хотелось, чтобы она необоснованно решила, будто Фрост совсем уже старуха. Судя по растерянности МакТаггерт и судорожным попыткам проанализировать ситуацию, ее приятель Ксавье ничего не рассказывал ей о телепатии и телепатах.
"Очень предусмотрительно с его стороны", - отметила про себя Эмма. - "Значит, он все-таки не совсем идиот и знает, до какого предела можно доверять людям. Или, может, ему рассказал об этом его приятель?".
  Пока Мойра пыталась собраться с мыслями и сгорала от любопытства, Фрост как раз продумывала, что же она будет рассказывать. По правде говоря, пять минут назад у нее не было никакого плана, и она собиралась импровизировать. В конце концов, если разговор не удастся, его можно будет просто стереть из памяти мисс МакТаггерт и даже не заменять никакими иллюзиями. Если небольшой провал в памяти ее испугает, это будет тоже неплохо. Хотя она может побежать жаловаться все тому же телепату... этот парень, надо признать, портил Эмме все карты. Поэтому она и позвала Мойру сюда: из ее головы можно было вытащить немного полезной информации о Чарльзе Ксавье и его шайке.
"Конечно, вы можете говорить так, как вам удобно. Я тоже предпочитаю общаться вслух, но тогда вы меня не услышите", - Эмма подняла руку перед собой и постучала костяшками по воздуху, а Мойра услышала характерный звон стекла. Разумеется, стены в камере Фрост были звуконепроницаемы.
  "У нас с вами, Мойра, сейчас есть одна общая проблема. Кажется, ее зовут Эрик", - Эмма не могла поручиться за то, что правильно запомнила имя мутанта, управляющего металлом, поэтому на всякий случай его лицо появилось на поверхности стекла.
  "Не ошиблась". Ассоциативная память - прекрасная вещь и нескончаемый источник информации для телепата. Как только агента МакТаггерт увидела знакомое лицо на стене, она сразу подсознательно вспомнила его имя, фамилию и даже несколько фактов из заведенного на него досье.
"И когда эти канцелярские крысы успевают развести столько бумажек?"
  Мойра, скорее всего, не знала о таинственном знакомом Себастьяна ничего интересного, иначе это всплыло бы сразу, что было и не удивительно. За время их недолго знакомства мужчина не показался Эмме особо разговорчивым. Поэтому она решила рискнуть. Шоу, кстати, тоже не рассказал, что их связывало с неуловимым мстителем, а сама телепатка не успела выяснить подробностей. Ей тогда было не до того.
"Если вы думаете, что сможете контролировать его, то сильно ошибаетесь. Сейчас его интересует Себастьян. Но он вам не рассказывал, почему именно хочет его убить?".
  Рядом с лицом Эрика на стекле появилось еще лицо Шоу. Эмма испытывала определенную слабость к Себастьяну, хоть он и повернулся на своей идее, чтобы было уже бесспорно. Поэтому его портрет в три четверти получился очень даже представительным, почти героическим. Фрост взглянула на него чужими глазами и улыбнулась.

0

6

От едва слышного стука по стеклу Мойра слегка вздрогнула. И это было нехорошо. Женщина осознала, что слишком напряжена. Напряжена оттого, что ее не должно быть здесь, оттого, что она сейчас ведет какую-то игру, точнее игру ведет Эмма, а Мойра пока лишь пытается понять правила. Нет, конечно, можно было преисполниться сознания собственной значимости и решить, что Эмма сочла ее подходящим собеседником для того, чтобы, наконец, капитулировать, только Мойра прекрасно понимала, что это совсем не так. Скорее всего, Эмма хотела что-то выяснить у МакТаггерт. Ты мне, я тебе. Обмен информацией, игра слов. И все было бы хорошо, если бы Фрост не была телепатом.
Эрик? Мойра удивленно смотрела на лицо Леншера на поверхности стекла. Странно было видеть его здесь, словно Мойре дали четкую фотографию. У Эммы прекрасная память на лица, - невольно отметила МакТаггерт. Мойра не назвала бы Эрика такой уж проблемой, но…Но и однозначно сказать, что проблемой он не был? было нельзя. Он не был – как бы это точнее выразиться? – своим.
Что они знали о нем? Разумеется, на каждого мутанта было в ФБР досье, множество папок, а в каждой папке множество бумажек: кто такой, где родился, в какой семье, где учился, кто друзья, что предпочитает читать и есть на завтрак. Все, что только можно было собрать, было собрано. Любая мелочь, любая информация могла оказаться нужной, потому что никогда не знаешь, что может пригодиться в работе с конкретным человеком. А тем более, если это человек – мутант.
Что они знали об Эрике? В том-то и дело, что почти ничего. Им удалось выяснить, что в детстве Леншер пережил немецкую оккупацию, что он каким-то образом связан с Шоу. И, как абсолютно верно заметила Эмма, желает его убить. Мойра, и не только она, подозревала, что это желание как раз и связано с детством Эрика, с его способностями, с тем, кем он является.
А он являлся очень сильным, опасным мутантом. Он был себе на уме. Он вроде бы и был с ними, но и всегда держался в отдалении. Он казался старше, опытнее. Он никому не верил. Он ни с кем не дружил. Чарльз был единственным, с кем Эрик более или менее сблизился. Но и Чарльз имел очень малое влияние на Леншера. На него вообще никто не имел влияния. Казалось, что на Эрика в принципе невозможно было повлиять. А это бы не помешало. Мойра прекрасно отдавала себе отчет в том, что Эрик с ними только потому, что ему нужен Шоу, он помогает ФБР только потому, что его цель случайно совпала с целью ведомства. Но как только он достигнет своей цели, что тогда? Хотя начальство Мойры недвусмысленно намекнуло ей, что хорошо бы у Эрика эту цель отобрать. Но как помешать Леншеру Мойра просто себе не представляла. На эту тему она давно хотела поговорить с Чарльзом. В конце концов, Ксавьер был другом Эрика – наверное – и мог бы помочь Мойре, но для разговора все как-то не было подходящего момента.
И вот теперь Эмма говорит ей о том, что Эрика невозможно контролировать. Как будто она сама  этого еще не поняла! Мойра раздраженно тряхнула головой. И портрет Шоу на стекле не добавил женщине умиротворенности, тем более, что он получился каким-то уж…слишком уж похожим на портрет президента, даже короля, царя, вождя. Мойра фыркнула.
- С чего вы взяли, мисс Фрост, что Эрик наша проблема? Может быть, он ваша, - Мойра выделила голосом слово «ваша», - проблема? Да и не ваша уже, а проблема Шоу. И нет, он не говорил нам, почему желает убить вашего…хм, - Мойра проглотила слово «любовник», - сообщника.
Не стоило даже говорить пафосных фраз вроде: « Вы знаете, что я вам не лгу!» Эмма и так это знала, Мойре бы не удалось солгать ей.
И, честное слово, лучше бы Мойра знала, зачем Шоу так необходим Эрику Леншеру, даже, если бы это привело к тому, что это узнала бы Эмма Фрост.
- А насчет контроля, - Мойра передернула плечами, - было бы, конечно, неплохо его контролировать, - лучше она скажет это вслух, создавая иллюзию того, что хочет сказать это мисс Фрост. Хотя на самом деле, Мойра с удовольствием выпалила бы нечто вроде: «Мы его не контролируем и не собираемся, он волен поступать так, как считает нужным». Но, увы, данная фраза в данных обстоятельствах была невозможна.
- Только он не из тех, кого можно контролировать.
Мойра слегка улыбнулась.
- Но вам-то, мисс Фрост, что за дело до Эрика Леншера? Пусть с ним ваш Себастьян разбирается. В конце концов, он его враг. А я ни за что не поверю, что вы так уж привязаны к мистеру Шоу, что беспокоитесь о нем, даже находясь в тюрьме.

+1

7

Мойра что-то говорила, говорила, а Эмма только покачивала головой и иронично улыбалась. Детство, лагерь, ненависть, месть - да, это телепатка и сама знала об их неразговорчивом знакомом. Но ведь таких крохотных эпизодов было, в сущности, очень мало, чтобы строить какие-то предположения. И уж тем более этого было недостаточно, чтобы ему доверять. Мойра МакТаггерт была немного наивна, но, к несчастью для себя, не настолько глупа.
  Лица мутантов исчезли с поверхности стекла по мановению руки. Мойра уже задумалась, старательно вспоминая все, что знает. А вернее то, чего не знает. Из этих обрывочных картин Эмма узнала, что единственным, с кем общался Леншер, был Ксавьер. Конечно, это было предсказуемо. И отлично сочеталось с планами.
  Фрост раздумывала, как бы получше закрутить интригу, поэтому уловила из сбивчивого монолога собеседницы всего одно слово: "сообщник". Более неудачное определение было трудно подобрать. Хотя слово "любовник", к некоторому разочарованию Эммы, тоже было далеко от правды. Себастьян, увы, предавался любви исключительно со своими фантазиями по захвату мира и собственным честолюбием. И, если бы кто-нибудь спросил телепатку, она бы сказала, что любовь эта далеко не платоническая, а порой и откровенно извращенная. И все-таки...
Эмма поставила локоть на колено и положила голову на ладонь:
"Если бы вы внимательнее наблюдали за своими... хм... подручными, то уяснили бы, что мутанты предпочитают держаться вместе. Пока вас слишком много, нам лучше беспокоиться друг о друге. Кстати, насколько мне известно, Эрик тоже придерживается этого правила. Не так ли?"
  Эмма снова улыбалась. Она вообще очень любила золотое правило, услышанное еще в университете: "улыбайтесь, это всех бесит".
"И тоже недолюбливает людей. Это у них с Себастьяном общее. Как и многое другое. Видите ли, мисс МакТаггерт, ваш союзник еще совсем недавно был одним из нас. Он бежал из Германии благодаря Себастьяну и был с тех пор чем-то вроде его разведчика в Европе. Незаметный, тренированный, убивающий без раздумий".
  Эмма щелкнула пальцами, и на стекле появилась новая картина: пейзаж русского поместья в снегу, усеянного телами солдат, обмотанных колючей проволокой. Фрост прекрасно запомнила его, пока ее вели к вертолету.
  "Но, как я уже сказала, Эрика невозможно контролировать. Себастьян сказал, что пару лет назад он просто исчез. Не появился в назначенном месте в назначенное время. Подробностей я, к несчастью, не знаю, меня тогда еще не было с ними. А мой... сообщник" - Эмма усмехнулась, - "не любит рассказывать, что они не поделили. И я не лезу к нему в голову. Это, знаете ли, не этично".
  Женщина подняла голову и внимательно посмотрела в глаза Мойре. На несколько секунд она замерла, не мигая. Когда агент МакТаггерт не выдержала и закрыла на секунду глаза, Эмма исчезла из камеры и появилась в полуметре от нее. Она отлично владела такими иллюзиями, в последнее время во время переговоров с сильными мира сего их приходилось использовать все чаще. Немного непривычно было разве что то, что фантом в коридоре стоял полностью одетый и с серьезным, задумчивым выражением лица.
- Меня очень беспокоит, - фантом исправно открывал рот, поэтому на слух невозможно было определить, чудится ли Мойре ее голос, или Эмма на самом деле стоит напротив, - что Эрик попал к вам. Он презирает людей точно так же, как все мы. Но, конечно, не случайно бросился штурмовать нашу яхту именно в тот момент, когда вы добрались до нас. Он прекрасно знал, что ему не справиться с Себастьяном, как и то, что мы не станем его убивать. Поэтому мне очевидно, что его конечной целью было привлечь ваше внимание. Он был шпионом. Хорошим шпионом. И просчитал вас заранее. Поэтому, Мойра, Эрик - не только наша проблема.

+1

8

Мойра все никак не могла понять, чего же добивается Эмма. Зачем она завела этот разговор об Эрике? Какую интригу она плетет? И главное, зачем она плетет эту интригу? Надеется выйти из тюрьмы? А ее вообще собираются выпускать? В этом Мойра очень сильно сомневалась. К счастью для ФБР и всего человечества в целом Фрост не обладала никакими разрушительными способностями и поэтому за толстыми стенами была безопасна для окружающих. Почти безопасна. Потому что словом порой тоже можно сделать очень многое. Особенно, когда неразумный агент ФБР слушает тебя, развесив уши. Мойра это прекрасно понимала, но сделать ничего не могла. Она чувствовала себя уязвимой, но начав, отступить не могла. Не могла не в последнюю очередь из гордости и азарта. И интереса. Он сохранялся. Разгадает ли она планы Фрост? А вдруг получится?
Мойра внимательно слушала Эмму, принимая к сведению ее слова, ставя в уме галочки: посмотреть, проверить, отправить запрос, потревожить начальство. Но надо учитывать, что имея дело с мисс Фрост, следует быть предельно осторожной и делить все ее слова, если не на четыре, то на два точно. Сколько в ее словах лжи и сколько правды, знает разве что сама Эмма.
- И я не лезу к нему в голову. Это, знаете ли, не этично.
Мойра фыркнула. Ну конечно не этично, а еще за это по головке не погладят. Мистер Шоу наверняка прекрасно умел показать, кто в доме хозяин. Но неужели Эрик и, правда, шпион Шоу? Был им? Или же остался? В ФБР говорили, что бывших шпионов не бывает. И правильно говорили, раз связав свою жизнь с разведкой, с государственной службой, уже невозможно что-либо поменять. Но только Эрик не был на государственной службе. Ну да, он бы на службе у Шоу. Был ли? В любом случае их что-то связывало, они наверняка были близкими партнерами или друзьями, потому что чужого человека не стремятся убить с такой маниакальной настойчивостью. На чужого человека, в общем-то, плевать, даже если он мировой злодей и грозится погрузить мир в пучину атомной войны. Так страстно ненавидеть можно только своего. Того, кто был своим. И…и что? Предал? Мойра поджала губы. Что же вы скрываете, мистер Леншер? Все имеют правы на тайны, но хорошо бы знать тайны Эрика, чтобы в самый неподходящий момент из-за его личных мотивов не сорвалась их общая операция.
Мойра на секунду прикрыла глаза и тут же увидела картинку, подтверждающую слова Эммы: мирное поместье в России и трупы на белом снегу. МакТаггерт поморщилась. Не надо было инициировать эти воспоминания, она и без помощи Эммы помнила эту картину. Профессиональный убийца. Что ж. Мойра тоже была в какой-то степени профессиональным убийцей, просто она была на службе у государства, а Эрик служил лишь самому себе.
Мойра вздрогнула, когда Эмма внезапно появилась рядом, женщина даже чуть отступила на шаг, словно ожидала нападения, в глазах мелькнули  страх и смятение. Но уже через секунду Мойра поняла, что это лишь иллюзия. Чарльз тоже умел так делать, и Мойра просто ненавидела эту способность, видимо, общую для всех телепатов. Как мало мы еще знаем о мутантах, - мелькнула мысль, - но, если верить Чарльзу, и мутаций бесчисленное множество, то никогда и не узнаем о них все до конца.
Но неужели Леншер все так точно рассчитал? Нет, не может этого быть! Откуда он узнал, что ФБР планирует нападать на яхту Шоу? Утечка информации? Крыса в родном ведомстве? Такие бывали, но информация о той акции была надежно засекречена. Хотя о ней знало столько людей. Мойра провела рукой по лбу, словно убирая ненужные мысли. И даже, если Эрик все просчитал заранее, зачем ему нужно внимание ФБР, внимание других мутантов? По сути, мы только сдерживаем его. Без нас он бы уже добрался до Шоу. Ну да. И уже был бы мертв. Мы ведь отличный щит для него, прикрывшись нами, можно добраться до Шоу. Мойра покачала головой, ей не нравился безапелляционный тон Эммы, не нравились ее слова. Не нравилось то, что сама МакТаггерт не знала, где правда, а где ложь.
- Вы успели прочитать всю эту информацию в голове Эрика за те несколько минут, что он был на вашей яхте? Или позже в России? До того ли вам было, мисс Фрост? – насмешливо произнесла Мойра.
Женщина со скептическим видом передернула плечами и продолжила:
- И пусть Эрик также и наша проблема, но почему вас так волнует этот факт? Проснулся альтруизм? Желаете помочь ФБР решить их проблемы?

+1

9

Иллюзорная Эмма наклонила голову на бок и фыркнула.
- Поверьте мне, лезть в эту голову у меня не было никакого желания. Все, что я знаю об этом человеке, мне рассказал Себастьян. Как я уже говорила, они были давно знакомы. Вы напрасно пытаетесь уличить меня во лжи, Мойра. Если вы думаете, что я пытаюсь таким образом добиться вашего расположения и выбраться отсюда...
  Фантом растаял в воздухе, и теперь агент МакТаггерт снова могла видеть сидящую на своем месте Эмму, безразлично подпирающую подбородок кулаком.
"...то поверьте, мне это не интересно. Моя телепатия прекрасно действует через стены, и, если бы я захотела, то ваш начальник лично открыл бы передо мной дверь, а все его подчиненные выстроились в два ряда и проводили меня под фанфары. Я уже молчу о том, что меня в любой момент мог вы вытащить Себастьян. Но, как видите, я все еще здесь".
  Женщина выпрямилась на стуле и развела руками.
  "И это только из-за Эрика. Я должна убедиться в том, что он не попытается манипулировать вами. Вы - оружие в его руках, хотя ваше начальство по самонадеянности решило наоборот".
  Фрост покачала головой, показывая, как сильно она поражается наивности людей.
  "Если бы мы знали его планы, то смогли бы остановить его сами. Но он и здесь сумел сыграть на опережение и обзавелся личным телепатом. Поэтому я не могу заглянуть в его голову и сказать, что там творится. Этот мутант управляет металлом, а в вашем распоряжении тонны оружия и взрывчатки, но сомневаюсь, что его план настолько прост. Скорее всего, он рассчитывает с вашей помощью как-то подействовать на правительство Штатов. Например, нанести упреждающий удар по СССР или, наоборот, сделать так, чтобы ваш президент не добрался в нужный момент до красной кнопки. Хотя я ничего не могу утверждать наверняка. Мне остается только ждать здесь и надеяться на то, что я смогу остановить по крайней мере ваших людей, раз не могу остановить его.
  Но мне подумалось, что я могу получить поддержку в вашем лице, Мойра. Мне безразлично ваше ведомство, оно ничего не сможет сделать, но вы! Вы знакомы с телепатом, который охраняет Эрика".

  Наконец-то после длительной и бессмысленной по сути речи Эмма подобралась к цели. На стекле предсказуемо появилось лицо Ксавье. После нескольких секунд размышления Эмма решила изобразить его в как можно более миловидном ракурсе, потому что Чарльз Ксавье был молод и достаточно хорош собой. А молодые и красивые телепаты имели склонность очаровывать и располагать к себе всех и вся, особенно представителей противоположного пола. Это Фрост знала по  себе. Поэтому, скорее всего, Мойра была как минимум в дружеских отношениях с Чарльзом.
"Я не знаю, сможете ли вы повлиять на него и настоятельно не советую вам рассказывать ему о нашем разговоре, хотя это дело ваше. Он может быть отлично посвящен в планы своего приятеля, потому что от телепата не так-то просто что-то скрыть, а соврать ему еще сложнее. Но вы по крайней мере знаете, чего от него ожидать. А если не знаете, то я вам расскажу. Потому что в критической ситуации, если эти двое придут сюда, и наши с телепатом силы окажутся равны, только вы сможете что-то сделать".

+1

10

Когда Эмма снова оказалась за стеклом, Мойра даже почувствовала какое-то облегчение. Женщина знала, что это был лишь фантом, но уж слишком реальный, и это давило на психику. Поэтому разговаривать с настоящей Эммой, которую МакТаггерт снова видела сидящей в кресле, было гораздо приятнее. Если вообще этот разговор можно было назвать приятным. К слову сказать, Мойра все еще не понимала, к чему ведет Эмма. Пытается остановить Эрика? Но зачем? Ведь по сути, если Леншер развяжет третью мировую войну? Эмме и Шоу это будет только на руку. Не к этому ли они стремятся? К этому. Или просто не хотят отдавать пальму первенства кому-то еще? Для Эммы, как казалось МакТаггерт, этот вопрос стоял на последнем месте.
Фрост была во многом права. Да, начальство самонадеянно решило, что может управлять мутантами и Эриком в особенности. Мойра видела ситуацию изнутри, и колебалась между долгом и привязанностью к мутантам. А к Чарльзу особенно. Ей не хотелось говорить Гуверу, что ситуация давным-давно вышла из-под контроля, но она понимала, что со временем ей все равно придется это сделать. На кону судьба мира, как бы пафосно это ни звучало. Только если она скажет что-то начальству, даже если сумеет доказать свои опасения о том, что команда мутантов давно ведет свою игру – а особенно Эрик Леншер, который изначально был с ними только ради своих целей – в этом случае проект могут свернуть. И тогда…им самим ни за что не справиться с угрозой в лице Шоу. Мойра это прекрасно понимала, поэтому не спешила бежать к начальству. И, видимо, Эмма каким-то невероятным образом поняла это и поэтому сейчас говорит с Мойрой. Впрочем, проницательность мисс Фрост тут совершенно ни при чем, она ведь все-таки телепат. Легко быть проницательным, когда умеешь читать чужие мысли.
И когда разговор зашел о Ксавьере Мойра кажется начала понимать, чего хочет Эмма. Ей нужен был Чарльз. Как минимум это был простой интерес к мутанту, обладающему такой же способностью. Что было максимумом, МакТаггерт не знала. Ей казалось, что максимумом для Эммы было покинуть тюрьму. Но если верить ее словам, то это не проблема, и Эмма здесь, можно сказать по своей воле. Если верить ее словам. Если она не лжет. 
Мойра посмотрела на лицо Чарльза на стекле, перевела взгляд на Эмму.
- Вы полагаете, что Чарльз не осведомлен о планах Эрика? О том, что мистер Леншер хочет убить Шоу? Что он считает мутантов выше обычных людей? Что он не питает к людям и элементарной привязанности? Что с удовольствием бы сам развязал войну, в которой выживут только мутанты? Вы ошибаетесь, мисс Фрост. Чтобы знать это, не надо быть телепатом. Эрик никогда не скрывал от нас, зачем он с нами. От всех нас.
Мойра помолчала немного и продолжила:
- Но если вы думаете, что Чарльз поддерживает планы Эрика, то вы ошибаетесь. Более того, он пытается отговорить Эрика от этих планов. Увы, это бесполезно, думаю, это вы понимаете не хуже меня. Что же касательно ваших слов о том, что они придут сюда, то я не вполне понимаю, зачем? Полюбоваться на вас за стеклом, как на редкий экспонат?
– Мойра добавила в голос сарказма. – Может быть. Ну а то, что я смогу что-то сделать.
МакТаггерт с любопытством посмотрела на Эмму.
- Мисс Фрост вы всерьерз полагаете, что человек, слабая женщина в состоянии что-то противопоставить силе мутантов?

+1

11

Эмма подняла голову и уставилась в потолок, то ли сетуя о человеческой глупости, то ли просто разминая шею. Мысли Мойры так быстро перескакивали с одного на другое, что почти невозможно было забраться поглубже. Сама того не зная, она выбрала неплохую технику при общении с телепатом: не сосредотачиваться на чем-то одном надолго, чтобы не вытащить на свет слишком много воспоминаний. В голове женщины крутились бесконечные вопросы, достаточно бестолковые, с точки зрения Эммы, но иногда весьма проницательные.
  Правда, МагТаггерт начала озвучивать все свои вопросы, забыв в очередной раз, что Фрост их уже все слышала, поэтому у телепатки появилась пара минут, чтобы поскучать. Все еще разглядывая поток, она начала размышлять:
"Пожалуй, если бы она была мутантом, в нашей команде прибавилась бы еще одна женщина". Эмма стала прикидывать, дотягивала ли Мойра до стандартов, которые ставил своим соратникам Себастьян Шоу. Стоит отметить, что к мужчинам и женщинам требования у него были разные. От мутантов мужского пола требовалась хорошая сила и умение носить строгие костюмы. От женщин - интеллект и способность хорошо выглядеть в кружевном белье. В сознании женщины действительно пару раз мелькало что-то такое, связанное с черными чулками и почему-то с самой Эммой, хотя она никогда не носила черных чулков.
  Поэтому, когда Мойра закончила задавать свои вопросы, телепатка первым делом спросила:
"Мойра, а вы когда-нибудь носили на публике кружевное белье? Это к тому, что женщине всегда есть, что противопоставить силе мутантов", - усмехнулась Фрост.
"Но этот трюк действует недолго. И не на всех", - Эмма поморщилась, вспомнив, как два извращенца привязали ее к кровати и полезли не туда, куда должно бы, а в голову за планами Себастьяна. Стало даже немного обидно.
  "Ну а на самом деле вы, люди, пока еще не совсем безнадежны. Да и вам, Мойра, не стоит прибедняться, вы можете больше многих. По крайней мере, вы неплохо умеете размышлять, а это редкость. Можете мне поверить".
  Фрост покачала ногой, прикидывая кое-что, и продолжила.
"Хотя кое-чего вы упорно не понимаете. Или не хотите понимать. Я уже сказала, что здесь, в этом штабе сосредоточена сила, которой вашим приятелям хватит, чтобы уничтожить по крайней мере всю Америку. Это несколько человек из вашего руководства. Через них можно легко добраться до ядерной кнопки. Я бы смогла, а значит, сможет и Чарльз, которому вы так безоговорочно верите. Вы можете сколько угодно считать, что он не опасен, но между вами есть одна разница: он-то точно может быть уверен, что вы ему не помеха, а вот вы никогда не узнаете, о чем он на самом деле думает.
  Поэтому запомните три вещи, Мойра. Нет, даже четыре, пожалуй. Во-первых, вы не сможете остановить нескольких мутантов. Они сильнее вас, и, когда действуют сообща, у них нет уязвимых мест. Но, тем не менее - и это во-вторых - у каждого конкретного мутанта уязвимое место есть всегда. Честолюбие, глупость, страх, физическая слабость, любимая бабушка,
- Эмма стала перечислять медленно и внимательно следила за мысленной реакцией собеседницы. - В-третьих, далеко не у всех мутантов железные нервы. Внезапность - очень сильное средство. Вы вот смогли среди ночи потопить нашу Каспартину. Себастьян. кстати, очень расстроился, ее делали на заказ.
  Ну и четвертое: только мутант может по-настоящему просчитать мутантов. Поэтому, если хотите остановить одного, используйте другого. Раз вы так верите в добродетельность Чарльза, делайте ставку на него. Он очень талантливый мальчик и может остановить почти любого,
- Эмма кисло улыбнулась. - "Но не доверяйте ему слепо. У вас наверняка найдется средство, чтобы контролировать его".
  "И если оно существует, я должна о нем знать".

+1

12

Пока Фрост о чем-то задумалась, Мойра и сама раздумывала, но уже не на тему загадок и  таинственных мыслей ее неожиданной собеседницы, а на тему того, что надо бы уйти отсюда. Она никуда не спешила, но каждый момент ей казалось, что она выдает Эмме какие-то важные тайны, о чем сама не подозревает, а Фрост тем временем делает выводы. Но что Мойра могла поделать? Попробуйте контролировать свои мысли! Это же просто невозможно. По крайней мере у Мойры не получалось.
Кружевное белье? Мойра почувствовала, как легкий румянец залил щеки. Было-было дело. Она до сих пор не понимает, как решилась тогда на этот поступок. Но ей непременно нужно было попасть в «Клуб адского пламени», а для этого все средства были хороши. В том числе и дефиле по улице Лас-Вегаса в кружевном белье. Мойра не считала себя красавицей, признавала, что у нее неплохая фигура, но идти по улице в одном белье... Сейчас Мойру немного передернуло от этих воспоминаний. Но женщина точно знала, что случись так снова – и она опять сделает то же самое. В конце концов, она ведь добилась своего, и ничего страшного с ней не случилось, так какая уж теперь разница? Но щеки все равно пылали. Эмма же явно придерживалась того мнения, что раз уж природа наделила тебя хорошеньким личиком и неплохой фигуркой, то пользоваться этим нужно, пока получается. Только Фрост верно заметила: действует это не на всех и не всегда. А точнее, до определенного момента, потому что потом и хорошенькое личико и фигурка приедаются, и хочется чего-нибудь новенького. Шоу, наверное, достоинства мисс Фрост уже надоели, раз она до сих пор здесь. Мойра хмыкнула, чувствуя, что с этой чисто по-женски злобной мыслью ушло и ее смущение, вызванное вопросом собеседницы.
Но Эмма на этом не остановилась, она начала давать Мойре советы, которые женщина слушала со смешанным чувством скепсиса, любопытства, удивления и черт знает чего еще. И если Мойра не понимала Эмму, то только в том, чего же хочет Фрост, какую игру ведет. Пытается настроить МакТаггерт против Чарльза и остальных? Но это невозможно, только если не залезть ей в голову и не внушить это. Мойра даже  с Эриком не пойдет на открытый конфликт, пока  тот не даст откровенный повод. Эрик повод дал только однажды, но и конфликта тогда особого не вышло, слишком много событий свалилось на голову, чтобы обращать внимание на действия Леншера. То есть Мойра, конечно, внимание обратила, но потом закрутилась с какими-то другими делами, и ей стало не до металлокинетика.
- Но не доверяйте ему слепо. У вас наверняка найдется средство, чтобы контролировать его.
Что же это такое?! Она говорила прямо, как ее начальство. Но Мойра уже давным-давно допустила ошибку: что бы она там ни говорила – самой себе, Чарльзу и окружающим – это дело давно стало для не только лишь работой. Почти с самого начала стало чем-то большим. И во многом это произошло именно из-за Чарльза. МакТаггерт поморщилась. Как и всякий человек, она терпеть не могла, когда ей читают нотации, особенно, если эти нотации во многом весьма справедливы. Что могла Мойра сказать о доверии? Она не доверяла Эрику и доверяла Чарльзу. Но весь фокус был в том, что она не должна была доверять обоим. В этом вопросе они должны были быть для нее равны. Но Эмма была права: а что если Чарльз ведет какую-то свою игру? Но контролировать его…! Эта мысль вызвала возмущение.
- Послушайте, мисс Фрост, - голос прозвучал довольно резко, - я не собираюсь контролировать Ч…мистера Ксавьера! – исправилась она в последний момент. – Мы с ним партнеры, друзья, в отличие от вас и мистера Шоу. У нас общее дело, мы доверяем друг другу. И контролировать его просто недостойно. Нельзя контролировать друзей! Им можно только доверять!
Кого она сейчас убеждала больше себя или Эмму? Наверное, себя. Эмму ей не убедить. Да и себя, по-видимому, уже тоже.
Женщина раздраженно посмотрела на Фрост, которая своими словами всколыхнула все те сомнения, что тихо дремали где-то в глубине души.

+1

13

"Она была там, ну надо же!" - Эмма чуть не позволила себе удивленно раскрыть глаза. Надо же, а она ничего не почувствовала! Хотя эта женщина ее даже видела. Непростительная небрежность. Если  Шоу когда-нибудь узнаешь об этом, он, наверное, будет очень зол на нее. То есть в своей манере неодобрительно покачает головой, сделает укоризненно-наставительное лицо  и прочитает какую-нибудь лекцию о контроле своих способностей. Впрочем, Фрост прекрасно осознавала, почему тогда ничего не почувствовала. Вокруг было полно народу, причем она половина из них - это были девицы легкого поведения, у которых вместо мозга был только что покоривший мир моды силикон, а вторая половина - мужчины средней степени опьянения. И у них в мозгах был все тот же силикон, только он перемежался сценами разной степени омерзительности. Поэтому неудивительно, что Эмма тогда быстро сосредоточила все свое внимание на русском генерале и лениво текущих фантазиях Риптайда. К слову, у него было отличное воображение. И все-таки Эмма здорово сплоховала. Или, если говорить по-другому, то Мойре чертовски повезло.
  Хотя этой женщине, кажется, вообще всю дорогу непростительно везло. По крайней мере, это следовало из того, что она думала о Чарльзе Ксавере. В ее мыслях этот парень был едва ли не рыцарем на белом коне. Ну, по крайней мере, доброты и дружелюбия в представлении МакТаггерт в нем было больше, чем в детском кумире Микки Маусе. И если это было действительно так - а чем иногда черт не шутит - то то, что ФБР помогал именно он, было самым большим везением в жизни Мойры. За всю свою жизнь Эмма встречала таких правильных и принципиальных людей от силы раза три. И то один из них последние десять лет провел в психиатрической лечебнице, а вторая не дожила до восемнадцатилетия.
  Хотя и сама Мойра была возмутительно честной. Может быть, до всеобъемлющей доброты, которую она приписывала Чарльзу, ей было далеко, но патологическая мания бороться за правду в ней точно была. Иначе она сейчас не терзалась бы выбором между своим начальством и дружбой - ну надо же! - этого самого Ксавьера.
"Итак, что мы имеем?" - Подвела для себя итог Эмма. - "Если вся компания мутантов во главе с мальчиком - телепатом действительно врет, то в конце концов они придут сюда, чтобы договориться. Если конечно наш неуловимый мститель не поклялся убить Себастьяна любой ценой. Хотя, даже если бы поклялся, его приятель ведь не дурак и должен был понять, с кем имеет дело.
  В общем, раз они не приходят, то приходится поверить в нелепую теорию о бесконечно правильном Чарльзе, который пытается переубедить Эрика, дружить с ФБР и вообще, кажется, мечтает нести мир во всем мире. Тогда как минимум один козырь у меня точно есть".

  Эмма внимательно посмотрела на Мойру, а потом внезапно улыбнулась:
"Это ваше дело. Доверие - тоже очень забавная вещь с определенной стороны", - Эмма вдруг поднесла к лицу одну руку и начала внимательно рассматривать ногти. Тем самым она откровенно давала понять, что потеряла интерес к беседе.
"Интересно, доверяешь ли ты ему настолько, чтобы рискнуть жизнью? И станет ли он твою жизнь спасать? Думаю, скоро мы это выясним".

+1


Вы здесь » First Class: Children of Atom » Архив » [5.11.62] Слуховые галлюцинанции


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC